?

Log in

No account? Create an account

Предыдущие 20 | Следующие 20

13 июн, 2013

Чак Паланик "Проклятые"


Паланик в своем стиле - и это уже поднадоело.
Небольшое забавное, с шутками-прибаутками и, как всегда, долей сатиры, путешествие по аду. В роли проводника - толстая и не по годам умная девственница Мэдисон, погибшая при загадочных обстоятельствах. При жизни ей не очень везло, а вот в аду она, скажем так, построит неплохую карьеру. (Кстати, тема карьеры в аду - одна из самых смешных в книге.)
Естественно, сюжет несколько раз переворачивается с ног на голову; естественно, на последней странице оказывается, что все вообще не совсем то, чем кажется и так далее. И, как всегда у Паланика, создается впечатление абсолютно искусственной структурированности текста. Не удивлюсь, если у него есть шаблон, в котором четко прописано, на каких именно страницах должны быть те или иные сюжетные повороты, где именно расставлять клиффхэнгеры и т.д.
В конце книги угрожающе написано: "продолжение следует".
Метки:

Виктор Пелевин "Бэтман Аполло"


(Мы все прочитали эту книгу несколько месяцев назад - но тогда про нее было сказано и написано столько, что от этого словесного потока хотелось как можно сильнее дистанцироваться.)
Пелевин в своем стиле - но с небольшим твистом в виде хлесткой пощечины Болотной площади, на которой зациклились все "литкритики" (т.е. весь фэйсбук). Никто, кажется, даже не заметил, что книга-то, конечно, совсем не об этом. На первом плане - и это даже как-то слишком очевидно - нехитрая, в общем, мысль: жизнь - не столько даже боль, сколько страдание. Дикая банальность и пошлость, но, как всегда у Пелевина, элегантно обставленная и эффектно поданная.
А еще, по-моему, это очень смешной роман: один привет Сорокину на последних страницах чего стоит!
P.S. Вообще, последние 5-6 романов Пелевина непременно разочаровывают всех читателей: ах, уже не торт, ах, вот "Чапаев и пустота", ах, исписался... Никогда не пытался сравнивать его книги друг с другом - и вам не советую. Куда интереснее попробовать сравнить его с другими современными писателями. Вот только, кажется, не с кем.
Метки:

Вадим Степанцов "Гнусь болотная"


Едва ли не единственный приятный сувенир, оставшийся у меня после Kontr.TV. К нам на эфир с условной темой "Музыка 90х" приходил Вадим Степанцов (в той же программе, к слову, Влад Валов в прямом эфире вышел из студии, обидевшись на ведущих - но это уже совсем другая история) - и с собой он принес несколько тоненьких книжек своих стихов. Одна из них - опять же, наверное, единственная моя книга с автографом - осталась у меня.
Несмотря на бесспорную (хотя и малообъяснимую: "Бахыт-Компот" я никогда не слушал) симпатию к Степанцову, изначально я, не скрою, с некоторым скепсисом отнесся к этой брошюрке: название, обложка, "заметки оголтелого путиноида", вот это всё... Трэш же!
Так, в принципе, и оказалось - с одной маленькой, но значительной поправкой - трэш талантливый и дико смешной. Цитировать что-то не возьмусь (с одной стороны, во избежание оскорбления эстетического вкуса "приличных" людей; с другой - пришлось бы цитировать половину книги), но время от времени до сих пор пролистываю и непременно улыбаюсь: весело, зло, с озорным матерком. Что еще надо от поэзии в XXI веке?
Метки:

16 май, 2013

Джонатан Сафран Фоер "Полная иллюминация"


Дебютный роман Фоера, написанный им в 25 лет. Главного героя зовут Джонатан Сафран Фоер, и он едет в Украину, чтобы найти женщину, которая спасла его прадедушку во время Второй Мировой. А помогает ему в этом простой украинский парень Алекс, фанат Америки. Роман состоит из двух частей: исторической книги, которую пишет герой и переписку с ним Алекса, в которой и рассказывается о том, как они пытались искать таинственную Августину. Комизм этой второй части - в том, что Алекс всю дорогу не только выпендривается, но и очаровательно путается в английских словах и выражениях.
Тут вообще много смешного - от всех раздражающей собаки до вечно засыпающего дедушки - и этот балаганный юмор сильно раздражает, потому что сильно оттеняет трагизм истребления евреев. Ну и история Трахимброда (это город) уж слишком затянута.
Метки:

Ален Клод Зульцер "Идеальный официант"


Драматичная (чересчур) история любовного треугольника из трех мужчин: скромного и старательного официанта, старого и богатого писателя (дополнительной вершиной потом становится еще и сын писателя, но это minor spoiler) и рокового красавчика.
Читать очень сложно - и не из-за гомосексуализма (гомоэротизма здесь минимум, в основном все на чувственном уровне), а просто потому что слишком скучно, нудно и тоскливо. Герои переживают, мучаются, тоскуют, жалуются, выясняем причины, всё, конец.
Метки:

Ежи Косински "Раскрашенная птица"


Война, показанная глазами шестилетнего ребенка, который к тому же сирота-цыганенок. В общем, ему приходится несладко: все его хотят если не убить, то как минимум покалечить. Очень много физиологии, очень много крови, очень много издевательств и изнасилований. Короче, сплошной садизм.
Как я понимаю, это достаточно скандальная книга: с одной стороны, мол, ах, как больно, ах, как жестоки люди, ах, какой ужас, оказывается, эта ваша война; с другой - все-таки too much, нельзя такое писать, тошнит, уберите.
Я не знаю, либо у меня уже психологический барьер к излишней впечатлительности, либо я просто бесчувственный циник с атрофированной жалостью, но мне книга показалась очень смешной. Тут так много карикатурного насилия, тут так много разнообразной человеческой глупости (чего стоит только местная прикладная "медицина"!), что над этим, по-моему, можно только смеяться. Тем более - забавный штришок - тем самым жестоким ужасным людям, к которым попадал этот мальчик, становилось от этого только хуже: он натурально приносил с собой одно зло. Да и вообще тут много всего комичного.
А война, да, страшное дело. И люди, да, жестокие. Странно удивляться этому, прочитав эту книгу.
Метки:

Нил Стивенсон "Лавина"


Непререкаемая классика киберпанка; книга, предсказавшая виртуальную реальность и явно повлиявшая на современный мир (см. Google Earth). Одновременно с этим - очень интересная, по сути лингво-религиозная теория мета-языка, от древних шумер до современных вирусов. Плюс остросюжетный триллер с симпатичными героями.
Однозначно must read. (Но надо приготовиться к корявому языку: например, постельные сцены без смеха читать невозможно; причем не уверен, что это особенности перевода.)
Метки:

Луи Фердинанд Селин "Путешествие на край ночи"


Селин - любимый писатель всех ваших любимых писателей. (А это значит, что он повлиял едва ли не на всю литературу XX века.) Мизантроп и антисемит. Милейший, судя по всему, человек.
Интересно, что когда я пытался прочитать его лет 5-6 назад, не нашел ничего особенного, почти разочаровался и надолго отложил в сторону. Сейчас же (ну точнее в конце прошлого года) получил огромное удовольствие. Очень смешно, очень жестко, очень цинично. По атмосфере - на 100% моя книга.
P.S. Лично у меня олдскульное издание с красно-черной обложкой. Но в сети можно найти и версию с красивыми черно-белыми иллюстрациями, отдельно рекомендую.
Метки:

31 дек, 2012

Меня зовут Андрей Михеев...


so it goes

29 дек, 2012

Парабола 2012

Решил все-таки записать на память самые яркие моменты уходящего года.

Январь. Ожидание
Отравление на новый год, звонок 3 января, автодома, «Москва рулит», холод.

Февраль. Hustle hard
Две работы, трехзначные суммы, отсутствие сна, red bull, настольный теннис, расплата с долгами, Galaxy Tab, отвращение к оппозиции, «miXXXtape I».

Март. Пир во время чумы
Разорванный сценарий, долгожданное увольнение, долгожданное отчисление, Oxxxymiron в Москве, две редкие книги Хеллера.

Апрель. Апатия
Имидж футбольных менеджеров, тоска, книги, алкоголь, Макс («Пап, а ты останешься на ужин?»).

Май. Нервы
Иллюзия конца, Казань, некрасивое прощание с «Москвой-24», завершение карьеры Филиппо Индзаги, долгие разговоры.

Июнь. Надежды
Поиски работы, Михаил Идов, непростой день рождения, футболка Филиппо Индзаги, чужой выпускной.

Июль. Отсутствие смысла
Злая змейка, «Ростелеком» («Я что, и режиссером должен быть?»), Пикник Афиши, одиночество, вопросы.

Август. Великое Уныние вместо Весомого Успеха
Шанс, напряженное ожидание, «Вы чувствуете наш формат», разочарование, самоуничтожение.

Сентябрь. Депрессия
Невыполненные тестовые задания, отсутствие целей, твиттер-исповеди, НФР, Joe E. Legend, El Generico, Matt Cross, Oxxxymiron – открытие года GQ, Microsoft, белый конверт, «Красный октябрь», Farmville 2, перспективы.

Октябрь. Снова 818
Переезд, «Аппендицит?», одиночество, нежелание работать, просроченные дедлайны, невыполненные обещания, «с завтрашнего дня я…», сценарий, изменения на KEEP IT REAL.

Ноябрь. Возрождение
Новые долги, 50/50, Филип Рот, «телевидение с мужским лицом», календарь FIA GT, критическая масса злости, встреча Сергея Минаева с читателями, Dr. Dre, Jimmy Iovine, Kontr.TV, оставленные наушники.

Декабрь. Жизнь
Работа, конфликты, Антон Красовский, iPhone 5 важнее Гиви Таргамадзе, Mr. Freeman, Валерий Постернак, звонок Лигалайзу в прямом эфире, Луи Фердинанд Селин, ссоры, «как мне все это надоело», беременная женщина с раком кожи в метро, неуместная ёлка и неправильная гирлянда, идеи, проекты, усталость.

P.S. Январь-декабрь. Стабильность
Аня, которая все это с периодическим успехом терпела.

P.P.S. В этом году я меньше читал, реже напивался и совсем не употреблял наркотики (одно комичное исключение только подтверждает правило). Количество "друзей" / "хороших знакомых" предсказуемо резко снизилось. All I need is here.

Но самое интересное, что, несмотря на событийную и, казалось бы, эмоциональную насыщенность этого года, ничего кардинального во мне не произошло. Нельзя сказать, что я остался точно таким же, каким был 12 месяцев назад (в конце концов, я стал взрослее и опытнее ровно на 12 месяцев), но в целом мои прошлогодние слова ("...именно в 2011 году мои система ценностей, мировоззрение и способ восприятия окружающей действительности стали более-менее окончательно сформированными и, надеюсь, стабильными<") пока сбываются: +=-.

И это не может не радовать.

Предпраздничное настроение


Новый Год, конечно, худший в мире праздник. И причины этого предельно объективны.

Во-первых, в России это единственный по-настоящему всеобщий праздник. Рождества у нас почти нет. 14 февраля, к счастью, еще не все отмечают. 8 марта – традиционно более интимный день: купил цветы, поздравил маму и любимую женщину, разослал несколько десятков штампованных sms – и всё, считай, дело сделано. (Никому ведь не придет в голову задать вопрос: «Ну что, как 8 марта будешь отмечать?».) Майские праздники – по крайней мере, их смысл и символизм – плавно отходят в прошлое (к тому же они слишком уж плотно ассоциируются с дачными шашлыками). На День России и День Конституции вкупе с Днем Национального Единства (или как там он сейчас называется?) всем вообще плевать.

Вот и остается у нас один проклятый Новый Год. Со всей этой своей тошнотворной атрибутикой, мерцающей перед нашими глазами с начала декабря до середины января. Со всеми этими очередями во всех магазинах. Со всеми этими вопросами «как справлять будешь?». Со всеми этими улыбками и всеобщим предпраздничным настроением, от которого тянет то ли повеситься, то ли наконец начать убивать. (Люди, вообще, неприятные существа, а когда начинают массово радоваться чему бы то ни было – становятся совсем уж невыносимыми.)

Во-вторых, на тотальный позитив накладывается столь же тотальная усталость. Ведь к концу года всем уже всё окончательно осточертело: работа, коллеги, друзья, семья… Хочется наконец-то валяться на кровати, тупо пялиться в телевизор, плевать в потолок, ни о чем не думать и спать по 15 часов в сутки. Чаще всего не получается. В ящике – то же пошлое веселье; до потолка не доплюнуть; думать надо, как минимум, о том, как провести праздничные дни; со сном тоже какие-то проблемы.

К тому же к Новому Году надо же еще подготовиться! Убраться в квартире, накупить еды и алкоголя, подготовить подарки, закрыть какие-то рабочие долги – и так далее. И вот последние дни декабря усталые злые люди, шлепая по зимней слякоти, в пене носятся туда-сюда – ненавидя друг друга и недолюбливая самих себя. Но при этом тщательно наклеив на лица «праздничные» улыбки.

Но если со всеми земными проблемами можно как-то разобраться, то от себя все равно не убежишь. Начиная с первой елочки или хотя бы гирлянды в витрине магазина и заканчивая, пожалуй, старым новым годом (ах, как я люблю Россию!), все так или иначе начинают подводить Итоги Года и рисовать иллюзорные картинки воображаемой Новой Жизни. Конечно, ты будешь пытаться избегать этих мыслей. Естественно, будешь посмеиваться над их бессмысленностью. Но не думать об этом все равно не получится. Даже когда ты догадаешься, что если по-честному, то главный «итог года» - в нереализованных планах и упущенных возможностях, а «новая жизнь», если когда-нибудь и начнется, то уж точно не 1 января и даже не с окончанием праздничного запоя.

Да, кстати, об алкоголе. Естественно, и он наложит свой отпечаток на радужную картину праздничной идиллии, доведя до крайности и без того контрастные эмоциональные перепады. Улыбки станут еще более вымученными, радость – еще более фальшивой, настроение - еще более праздничным.

С наступающим.

Метки:

24 дек, 2012

Кейт Аткинсон "Ждать ли добрых вестей?"


А здесь детективная обертка нужна автору только для соблюдения формальности. По сути же она явно мешает ей. Ведь всем очевидно, что Кейт Аткинсон куда интереснее описывать неудачный брак Луизы, неудачный брак Джексона и, вообще, всевозможные сложности межличностных отношений.
Формально здесь тоже есть детективная интрига, но она совершенно на заднем плане. Даже судьба девочки Реджи (лучший персонаж всех трех книг, однозначно) куда интереснее, чем все "мутные замуты".
И да: ужасный перевод. Отвратительный. Нечитабельный. Сплошняком короткие - якобы афористичные - предложения, дурацкая игра слов и т.д. Если Кейт Аткинсон действительно пишет так, значит, переводчик первых двух романов очень сильно постарался, чтобы скрыть это.
Метки:

Кейт Аткинсон "Поворот к лучшему"


Уже первый роман Кейт Аткинсон про Джексона Броуди производил впечатление не столько детектива, сколько обычного британского романа. Здесь - еще сильнее. Куча сюжетных линий, причудливо (и неочевидно, на первый взгляд) переплетающихся друг с другом: неудачливый писатель, строитель-подрядчик, русские проститутки... И все равно на первом плане тот самый Броуди (все чаще повторяющий "я когда-то был полицейским") и женщины. С актрисой Джулией не очень получается, зато есть офицер полиции Луиза... Она, с одной стороны, по другую сторону баррикад, а с другой - как раз единственный союзник, с которым надо дружить.
Сюжетные линии и детективная интрига? А, ну да, у нас же детектив, надо как-нибудь на последних страницах решить...
Метки:

12 дек, 2012

Ивлин Во "Возвращение в Брайдсхед"


Если я долго читаю книгу, постоянно откладывая ее и буквально заставляя себя возвращаться к ней впоследствии, значит, здесь что-то не так. "Возвращение в Брайдсхед" - один из моих персональных долгостроев.
Считающийся великим (как минимум, очень известным) роман Ивлина Во вновь об английской аристократии. На этот раз это не совсем лобовая сатира "Мерзкой плоти" и "Пригоршни праха", но с некой претензией на большую серьезность. Главный герой, уже на войне, попадает в поместье Брайдсхед и начинает вспоминать богатую историю своих взаимоотношений с этой семьей: сначала он тесно дружил (скорее всего, с гомосексуальным подтекстом; но впрямую об этом не говорится) с Себастьяном, потом был влюблен в Джулию.
Ох, и опять все то же самое: старые аристократы излишне консервативны и зачастую чудаковаты, молодые аристократы быстро начинают чувствовать отчуждение и в лучшем случае становятся алкоголиками. Плюс - в качестве обязательного бонус-трека - набор матримониальных приколов. И при этом сам главный герой - Чарльз Райдер, художник - совершенно никакой, он пуст, человек без ярких черт, без каких-то ни было выдающихся качеств. Абсолютно прозрачная, без примесей, призма восприятия окружающего мира. Очень странно.
Лучшие моменты романа - либо юмористические (диалоги Чарльза с отцом), либо диалоги серии "man and wife" ближе к концу книги.
Но при этом в целом - нет, кажется, отнюдь не такое сильное произведение, как принято считать.
Метки:

Дэн Симмонс "Бритва Дарвина"


Забавно, что я пока не читал ни "Гиперион", ни последние ("Террор", "Друд", "Флэшбэк") романы Симмонса, зато уже получил немало удовольствия от его детективов-триллеров. "Бритва Дарвина" написана до трилогии о Джо Курце ("Неглубокая могила", "Лютая зима", "Круче некуда"), но имеет с ней немало общего. Здесь чуть больше юмора и чуть меньше нуара, но это изменение баланса почти не влияет на суть: главный герой ("Дарвин-младший") все так же в одиночку (или with a little help from my friends) справляется с Плохими Парнями (в том числе и страшной русской мафией), пользуясь при этом не только снайперским талантом, но и, естественно, умом.
Отдельный бонус: описание нескольких абсолютно сумасшедших смертей из списка "Премии Дарвина".
Метки:

Роберт Пенн Уоррен "Дебри"


Роберт Пенн Уоррен вынужден остаться в истории как автор "Всей королевской рати", остальные его книги - и прозы, и поэзии - сейчас уже мало кому нужны. Меж тем, от этого они не становятся менее интересными. (В конце концов весь мир знает Джозефа Хеллера исключительно по "Уловке" и даже не подозревает, что другие его романы восхитительно прекрасны.)
"Дебри" - исторический роман: XIX век, Гражданская война в США - и все (включая северян) ненавидят негров. И вот в это пекло попадает относительно молодой (по-моему, ему под 30) и очень глупенький немецкий еврей, у которого в голове лишь набор стандартной идеалистичной чуши: надо бороться за свободу, равенство, братство; человек человеку друг и далее по списку. Естественно, его чистый внутренний мир, мягко говоря, входит в противоречие с недружелюбными картинами гражданской войны. И у нашего героя, конечно, случаются душевные метания (одно время он даже пытается себя убедить в том, что надо зарабатывать деньги, а не бороться за мифическую свободу), однако, по большому счету, он так и не взрослеет, продолжая смотреть на мир широко открытыми (от ужаса и непонимания) глазами. И как-то очень очевидно, что весь этот диссонанс - скорее, проблема, этого человека, а никак не окружающего мира (сколь жесток и подчас несправедлив он ни был).
Впрочем, думаю, гуманист Уоррен вкладывал в свою книгу несколько другой смысл. Возможно, именно поэтому он и останется в истории автором "All the King's Men", не более.
Метки:

Дон Делилло "Мао II"


Делилло находится, пожалуй, на пределе моего нынешнего уровня понимания литературы. И, конечно же, его надо читать не в пригородных электричках после рабочего дня и не в московском метро после бессонных ночей. Впрочем, что уж теперь.
Писатель-отшельник (Сэллинджер?) больше 20 лет пишет свой третий роман и никому не дает интервью, но вдруг дает себя сфотографировать женщине, которая уже давно снимает только писателей. А потом попадает в сложную историю с ближневосточными террористами, взявшими в качестве заложника поэта в Бейруте. Кроме этих трех героев (писатель-затворник, женщина-фотограф, поэт-заложник) и террористов / тоталитарных лидеров в романе есть еще два персонажа: персональный помощник писателя (сравнимый с рассказчицей в "Tell-All" Паланика) и его, условно, подруга, прошедшая через секту мунитов и массовое бракосочетание.
Сюжет, впрочем, не очень важен (и не очень интересен). Это безусловно роман идей, роман размышлений и роман диалогов. Роман, во-первых, о роли писателя и ее трансформации в современном мире (несмотря на то, что книга написана в 1991 году, кажется, она мало устарела): писатель, который молчит и не публикуется, оказывает на общество, едва ли не большее влияние, чем активно работающие авторы; писатели уже не могут воздействовать ни на души, ни на умы - их роль теперь играют террористы: новые шедевры создаются с помощью взрывчатки. Во-вторых, роман о толпах - пресыщенных, массово потребляющих и, ну да, не очень умных. В этом контексте вообще-то жесткая сцена свадьбы в горящем Бейруте в конце книги выглядит едва ли не глотком свежего воздуха - особенно по сравнению с открывающей роман сценой того самого массового бракосочетания мунитов.
А еще важно помнить о шелкографии Энди Уорхолла "Мао".
Не очень понимаю, как от подобных книг можно получать удовольствие, но уверен, что отказываться от их прочтения - подобно преступлению.
P.S. Роман получил престижную Фолкнеровскую премию. И, судя по всему, после 9/11 его в Америке снова вспомнили и перечитали.
Метки:

Филип Рот "Грудь"


Очень ранний Рот (1972 год). Это первая книга о Дэвиде Кипеше, который впоследствии станет героем "Профессора Желания" и "Умирающего животного".
Здесь Дэвид уже профессор литературы, он очень хорошо знает "Превращение" Кафки и "Нос" Гоголя, а еще он немало восторгался грудью своей подруги... И однажды он... стал женской грудью (не спрашивайте). И всю книгу он лежит, думая о жизни, разговаривая с врачом и получая некоторое сексуальное удовольствие (у него же теперь есть чувствительный сосок).
Мне нечего добавить, кроме того, что в этой фантасмагории есть маленький прекрасный диалог: "Наш старый приятель с седой бородой, восседающий на своем золотом троне, все видит и все слышит. — Мистер Реальный Мир? — Точно.".
Метки:

Филип Рот "Призрак уходит"


Последний роман из серии книг о Натане Цукермане. Не сказать, что предыдущие были хоть сколько-нибудь веселы, но здесь уже совсем грустная элегия.
Главный герой стар, безуспешно борется с недержанием мочи (последствие операции, упоминавшейся в предыдущих книгах), с неприятным удивлением обнаруживает провалы в памяти, зато по-прежнему - но на этот раз очень болезненно - влюбляется в женщину намного моложе себя.
Печаль старения и близость смерти - естественно, основные темы. Сюжет же завязан на чисто литературной канве: Натан встречает молодого (и наглого) выпускника Гарварда, который собирается написать скандальную книгу о несколько подзабытом писателе (с которым Цукерман был знаком и к которому с огромным почтением относился). (Судя по всему, история этого второго писателя списана с Генри Рота.) Ну и фоном - президентские выборы 2004 года, на которых ни с того ни с сего снова побеждает Джордж Буш-младший.
Но главный образ, повторюсь, - это старый Натан Цукерман, от которого, может, еще и не пахнет смертью, но уже точно пахнет мочой.
Метки:

Филип Рот "Заговор против Америки"


Пожалуй, один из главных - наряду с "Американской пасторалью" - больших романов Рота. С одной стороны, здесь опять, как иронично предположила Аня, "еврейские мальчики тоже плачут", с другой - на этот раз все происходит на альтернативно-исторической почве.
Президентские выборы США в 1940 году выигрывает не Франклин Делано Рузвельт, а Чарльз Линдберг, летчик-республиканец, построивший предвыборную кампанию на изоляционистской риторике (начиная с невмешательства Америки в европейскую войну, логично заканчивая притеснениями евреев). В общем, Линдберг - по сути нацист, гордится полученным от фашистов орденом, приглашает к себе Риббентропа и т.д. И, естественно, на первом плане - жизнь еврейских семей в стране с подобным президентом. Справедливости ради, погромы начинаются не сразу - и первое время немалая часть возникших проблем произрастает из всеобщего страха и нагнетания обстановки (вполне оправданных, но, возможно, поспешных и чрезмерных). Впрочем, те евреи, кто решил "подружиться" с Линдбергом и даже агитировал за него, кончают тоже плохо.
Самое интересное, что большинство персонажей книги имеют реальные прототипы, а некоторые республиканцы в сороковом действительно хотели выдвинуть Линдберга в президенты.
И еще fun fact: по-моему, только в этой - напомню, все-таки фантастической - книге Рот дает главным героям свою фамилию ("книжные" Роты тоже живут в Ньюарке, у главного героя тоже есть старший брат и т.д. и т.п.).
Метки:

Предыдущие 20 | Следующие 20

Wolf

Ноябрь 2013

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Трансляция

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com